Milisa_M
У нее было правило не доверять тем, кто собой заслоняет свет. Я снял с нее платье, а под платьем бронежилет.
Дурацкое состояние - хочется написать что-нибудь, в голове вертятся то и дело куски текстов, стихов, он как только сажусь к компьютеру или беру лист бумаги становится невыносимо тоскливо и пусто. Как будто часть меня вырвали и не отпускают. Ту самую часть, которой я пишу, которой я вообще делаю что-то для души, а возможно и саму душу. Мир вокруг стал блеклым как при хорошем депрессняке, но настроение вполне себе даже веселенькое. Непонятно..
Хочется курить и вести себя как подросток, но понимаю что от этого не получу удовольствия и потому продолжаю слоняться в маске "серьезной начальницы". Люди стали дальше, а отношения - лучше (чертова дипломатия)..
Чак Паланик читается запоем, он как воздух, которым я дышу сейчас: четкий, конкретный и жуткий от мыслей. Такие вещи как жизнь, чистка зубов и написание годового отчета воспринимаются одинаково - просто обязанность.
Многие вещи стали вызывать беспричинное раздражение и даже ярость. Я дала себе на это разрешение - быть жестокой.. но пока не дала объяснения этому решению. Злость это наверное самая сильная эмоция за последнее время, она не дает места страху, боли. С ней удобно. Удобно меньше думать и больше делать.
Ах да! Еще любовь. Как ни странно она на месте. Она тоже стала злее и требовательнее к себе, но она - то, что удерживает меня..